Меню Рубрики

Дом кончаловских на николиной горе фото

На чтение: 4 минуты Нет времени?

У Андрея Кончаловского очень интересное отношение к дому, артист считает, что строительство и обустройство настоящего дома никогда нельзя завершить, для него не существует понятие «под ключ». По мнению режиссера живые усадьбы наращиваются десятилетиями. Сегодня дизайнеры редакции онлайн-журнала HouseChief.ru подготовили уникальный материал о том, каким был дом Андрея Кончаловского и его жены в 50-х годах прошлого века, и что изменилось с тех пор, а также подобрали фотографии интерьера, выполненного в русском стиле.

Роскошный особняк режиссёра снаружи напоминает сказочный терем

Читайте в статье

История родового гнезда Андрея Кончаловского

Еще в 50-х годах дом Андрея Кончаловского был построен на Николиной Горе мамой артиста. Но в 1959 году он поступил во ВГИК и надолго покинул русскую вотчину.

Семья Андрея считалась привилегированной, на стенах висели картины знаменитых художников, и в доме стояла антикварная мебель. Такого не было практически ни у кого из его однокурсников. Но, несмотря на это, семья всё же богатой не была.

Стены гостиной украшают картины русских художников

Сказка на полянке – усадьба Андрея Кончаловского

Сказочный домик Андрея и Юлии расположен в чудном месте: на опушке леса. Режиссер всегда любил его и с удовольствием возвращался на родину из далёких путешествий. Но однажды отдых затянулся на год, и было принято решение о реконструкции дома, чтобы можно было перебраться на Родину окончательно.

Родовое поместье построено в русском стиле

Дизайн-проект терема

Для оформления дома режиссёр не стал приглашать профессиональных дизайнеров, обустроить его помогала архитектор Любовь Скорина. Она вместе с Кончаловским работала на Мосфильме и создавала декорации для некоторых картин. Именно ей и принадлежит идея с колоннами, которые держат крышу, их впоследствии вырезали белорусские мастера, а также выполнила сложные технические расчеты.

Во время строительства дома была использована калиброванная сосна, а также в качестве дополнительных опор установили колонны. Благодаря такому решению из двухэтажного деревенского домика получился четырехэтажный терем с огромными окнами во всю стену. Был надстроен третий этаж и вырыт полуподвал, новое строение как будто обняло старый домик и согрело его своим теплом. Несмотря на исконно русский стиль, в доме много современной техники, а также установлены полы с подогревом.

Статья по теме:

Родовое поместье Никиты Михалкова. Родовое поместье Никиты Михалкова, ландшафтный дизайн поместья, интерьер дома Никиты Михалкова, какая есть история у поместья Никиты Михалкова — читайте в публикации.

Интерьер дома

Андрей Кончаловский не приверженец единого дизайна, поэтому в интерьере дома гармонично переплелось несколько стилей. Единственное правило, которое распространилось на всё оформление терема – максимальное использование натуральных экологически чистых материалов: дерева и камня.

Гостиная

Прямо с порога все попадают в просторную гостиную, над которой на балконе расположена библиотека из ореха. Книги любят и читают все, поэтому с годами была собрана уникальная коллекция интересных изданий.

В гостиной сложен огромный камин, который смотрится роскошно и величественно. Кроме того, украшением и центральным звеном комнаты стал рояль прошлого столетия, за которым Андрей Кончаловский в детстве проводил довольно много времени.

Изразцы для камина в старорусском стиле нашла архитектор Любовь Скорина

Юлия практически не участвовала в оформлении дома, Андрей Кончаловский самостоятельно подбирал дизайн и предметы интерьера

Лестница и библиотека

Особое внимание следует уделить лестнице, она была заменена полностью, поскольку дом увеличился в высоту. Ступени, все элементы к ней, а также библиотеку делали в Китае в стиле русский ампир, поскольку Андрей Кончаловский считает, что китайское искусство хорошо сочетается с русским стилем. Знатоки зодчества утверждают, что лестница напоминает скрипку Страдивари и имеет женский изгиб.

Читайте также:  Дачный умывальник с подогревом мойдодыр

Зимний сад

От веранды хозяева отказались в пользу зимнего сада. Мебель для неё везли из Флоренции, дизайнерам удалось подобрать современные предметы в сочетании с антикваром.

Мебель для зимнего сада привезена из Флоренции

Спальня

Андрей Кончаловский смог сохранить антикварную мебель родителей, которая отлично вписалась в новый интерьер. Старинная мебель на время ремонта была помещена в хранилище, предварительно её пронумеровали и после ремонта поставили на те же места. Например, огромная кровать из ценных пород древесины досталась режиссеру в наследство от прадедушки.

Консоль-столик и кресло подобраны в едином стиле с антикварной кроватью

Кабинет Андрея Кончаловского

На третьем этаже расположен кабинет режиссера. В нем наряду с антикварной мебелью времен Павла I, изготовленной из карельской березы установлена современная техника.

Кухня

Для кухни Юлия выбрала стиль прованс, она расположена в цокольном этаже вместе с просторной столовой. Андрей Кончаловский оборудовал её самыми последними новинками техники, полностью поддерживает увлеченность супруги кулинарией. Она по наполнению напоминает роллс-ройс в кухонном исполнении.

Подпишитесь
на нашу email-рассылку

В гостях у Андрея Кончаловского

Андрей Кончаловский рассказал нам о своем доме на Николиной Горе и самых сильных интерьерных впечатлениях.

Дом должен строиться всю жизнь. Его нельзя просто сдать “под ключ” с интерьером: живые дома “наращиваются” десятилетиями. Так получилось и у меня: мой дом вырос из маминого, который она построила для себя в 50-х. В 1959 году я поступил во ВГИК, меня зачислили в мастерскую Михаила Ромма. По советским стандартам я жил тогда в привилегированной семье. Но хотя у нас и стояла антикварная русская мебель, висели картины Кончаловского и Сурикова, жизнь была небогатая, все надо было доставать.

А что касается этой старой мебели, я ее терпеть не мог, мне нравился модерн. Америка! Эрл Гарднер, Луи Армстронг, девочки. Я помню, как в своей маленькой комнате делал себе “модерновые” книжные полки – как в американских домах. И мечтал о том времени, когда накоплю на "мерседес"…

С тех пор многое изменилось. Я уехал за границу, посмотрел дома своих друзей. У Марлона Брандо, например, дом был ужасный. В ужасном американском вкусе. Никакой. В нем не было ни одной красивой вещи!

Гостиная. Диван и кресла “переехали” сюда из лос-анджелесской виллы Кончаловского.

Зато два дома в Италии, во Флоренции, мне запомнились навсегда. Представьте себе полотна Караваджо и Тициана, висящие почти на улице, как будто они всю жизнь так висели, – это палаццо Гуччардини, на виа Гуччардини. Там мне показали в библиотеке кресло, в котором сидел Макиавелли. Он секретарем работал в этом доме! В библиотеке лежат его рукописи. Семья, живущая в этом пространстве шестьсот лет, дом, в котором все устоялось столетия назад, – такая культура потрясает.

Во втором доме – его выставили на продажу – можно было снимать кино об эпохе 1920-х. В нем никто не жил лет тридцать, просто пыль вытирали, но все сохранилось просто феноменально. На вешалках висели старые шляпы, стояли фотографии: хозяин дома (какой-то адмирал) с итальянским королем, с Муссолини. Там я впервые увидел, как были устроены туалеты в начале века: полка из красного дерева, в ней сиденье и фарфоровое судно. Воду не спускаешь, а качаешь помпой. Все в идеальном состоянии, все работает!

Но особенно меня поразил дом Эмануэля Унгаро в Провансе, который он выстроил на старой ферме. Там нет ни одного окна, ни одной задвижки неантикварной: двадцать лет все это потихонечку свозилось и ставилось. Он человек с колоссальным чувством стиля, я многому тогда у него научился. И понял главный принцип дома: ни в коем случае не стараться закончить его как можно скорее!

Когда я строил свою виллу в Лос-Анджелесе, у меня был интерьерный дизайнер. Все сделали очень красиво, специально купили мебель. Большой диван, который сейчас стоит в гостиной, как и вся остальная европейская мебель, – как раз оттуда, из лос-анджелесского дома. Потом у меня была квартира в Париже, куда я тоже что-то покупал. Потом все это продалось, и я вернулся в Россию, захватив с собой часть вещей. Мамы уже не было, и я решил сохранить ее дом, но превратить его в терем – чтобы было много разных крыш, углов. Разрушить поверхность, разбить ее на разные плоскости, угнездить дом на доме, как строились терема и все посады. Я все-таки живу в России, и возводить итальянское палаццо здесь было бы наивно.

Читайте также:  Белгородский государственный университет имени шухова официальный сайт

Приглашать интерьерного дизайнера я на этот раз не стал, но осуществить проект терема мне помогла архитектор Любовь Скорина. Она со мной работала на “Мосфильме”, готовила декорации для “Дома дураков” и “Ближнего круга”. Мы с ней много всего пересмотрели, даже болгарские деревянные церкви изучали. В итоге с инженерной точки зрения получилась весьма непростая конструкция: никакое нормальное бревенчатое сооружение не выдержит такого окна, как у меня в гостиной – во всю стену. И резные колонны в гостиной, которые вырезали белорусские мастера, не только для красоты – они крышу держат. Здесь применялись очень сложные архитектурно-инженерные расчеты, и, кроме того, мы ведь делали вполне современный дом – полы, например, отапливаются.

Я сохранил все мамины интерьеры. Даже когда мы разбирали пол и делали новые потолки, мы очень тщательно нумеровали все вещи, чтобы поставить их назад в точности так, как они стояли когда-то. Но из двухэтажного дом превратился в четырехэтажный: я надстроил один этаж и вырыл полуподвал. Так что мамин дом как бы вписался в больший – большой дом его "обнял". Конечно, лестница поменялась: раньше она вела на второй этаж, к папе в спальню, а теперь идет на три этажа. Эта новая лестница делалась в Китае, она сумасшедшей красоты, как скрипка Страдивари. Изгиб у нее просто женский!

Конечно, центр любого дома – кухня. Там тепло и дают еду, там все собираются, несмотря на наличие столовой. Это царство Юли, и я старался сделать здесь все так, как она хотела, – купил не плиту, а эквивалент “роллс-ройса” в кухонном искусстве, шедевр из Франции La Cornue.

Стиль – в отсутствии стиля. Поэтому я и люблю города Италии – в отличие от, например, Петербурга в них нет четкого стиля. И у себя дома я намеренно создавал абсолютное разностилье. Во Флоренции нашел потрясающие терракотовые вазы, покрытые воском, из-за чего появляется такой матовый блеск. Эти вазы обжигались прямо у меня на глазах! Библиотека и лестницы – русский ампир. Я также привез многое из Китая: расписная китайская мебель отлично сочетается с русскими вещами. Я не люблю дорогую антикварную мебель – жалко ее поцарапать. И еще я ничего не коллекционирую: что прибивается, то прибивается. Самое ценное, что накопилось у меня за сорок лет, – книги.

Раньше я любил гулять по Николиной Горе. Выходил на лыжах в лес… Теперь здесь сплошные заборы. У нас в России люди не считают денег: большинство – потому что их нет, а меньшинство – потому что их слишком много! Далеко не каждый может построить дом, о котором мечтает. Состоятельным людям часто не хватает воображения и культуры, они еще многого не видели, и им хочется поскорее получить что-нибудь особенное. Тем не менее этот варварский самострой мне милее идеально построенных американских таун-хаусов.

Андрея Сергеевича Михалкова-Кончаловского можно смело назвать международным режиссёром, сценаристом и общественным деятелем. Он долгие годы работает и живет в США, Китае, Франции, Италии, но одним из самых дорогих для сердца мест считает Николину гору в России. Здесь он родился и провел молодые годы, здесь был дом его мамы.

Читайте также:  Выберите основные факторы размещения заводов черной металлургии

Когда Кончаловский обустраивал свою виллу в Лос-Анджелесе, всем занимался дизайнер, все было сделано красиво, специально была приобретена вся мебель. Диван, который сейчас расположен в гостиной нового дома, кресло начала прошлого века, найденное на барахолке, а так же другая европейская мебель как раз и были перевезены оттуда. Затем Кончаловский жил в Париже и после того как переехал в Россию, захватил несколько вещей и из Парижского дома.

В 2000 году Кончаловский с семьей приехали на лето отдохнуть на Николину гору, но провели здесь целый год и в итоге переехали сюда окончательно. Кончаловский решил сохранить изначальный дом матери, построив из него «терем», как сооружались терема в древней Руси — выстроить дом на доме.

Дом Андрея Кончаловского

В этот раз Кончаловский не стал нанимать дизайнера, а пригласил в помощь архитектора Любовь Скорину. В строительстве применялись сложные решения, рассчитанные на современный дом (отапливаемые полы, окно во всю стену). Дом выстроен из калиброванной сосны, внутри для красоты и устойчивости установлены колонны, вырезанные мастерами из Белоруссии.

Удалось сохранить практически все из родительского дома. Даже когда производилась замена пола и потолка, домашняя утварь и мебель очень педантично нумеровалась, чтобы впоследствии установить на свои места. В итоге удалось гармонично соединить все элементы старого и нового.

Хотя перепланировка старой части дома все же была. Вместо кухни установили детскую ванную. На место веранды был сконструирован зимний сад, в нем расположились стол и стулья, завезённые из Флоренции. Там же расположены спортивная комната, спальни супругов и кабинет Кончаловского с мебелью эпохи Павла I из карельской березы.

Новой частью дома стали просторная гостиная и библиотека, а в подвальном помещении выстроились столовая и большая кухня.

Из небольшого двухэтажного дома, постепенно вырос четырехэтажный. Новый дом, как бы «обнял» родительский. Из-за количества этажей пришлось заменить лестницу.

Камин в гостиной украшен изразцами в старинном русском стиле, их «открыла» Любовь Скорина, а расписной шкаф в гостиной привез сам Кончаловский из Китая. Он считает, что расписная китайская мебель лучше всего подходит к русскому старинному стилю.

Кухню и столовую, а так же свою ванную полностью оформляла Юлия. Кухню решено было обустраивать в прованском стиле. Изучив множество книг, Юлия выполнила несколько набросков, по которым мастера в России вырезали всю мебель. Плита, своего рода шедевр в кухонном искусстве, была привезена из Франции.

В просторной столовой с большим дубовым столом посередине разместились стулья трехсот летней давности. Единственное в чем Юлия не нашла поддержки у мужа, это обустройство ванной комнаты. Юлии хотелось больше дерева на полу, но в итоге она согласилась с тем, что это не рационально, и теперь там уложен теплый камень.

Андрей Сергеевич не приверженец одного стиля: из Флоренции приехали терракотовые вазы с восковым покрытием. Одними из самых значимых приобретений Кончаловский считает ореховую библиотеку и великолепную лестницу. Кончаловский ничего не коллекционирует, самым ценным приобретением считает — книги.

Некоторые предметы мебели достались Кончаловскому по наследству. В холле рядом с огромным окном расположился рояль начала ХХ века, на котором он еще в детстве наигрывал мелодии. От дедушки С.В. Михалкова досталась кровать в виде ладьи из карельской березы. От матери печка-голландка, расписанная ей вручную.

Далеко не каждый сегодня может построить дом, о котором мечтает. Но Андрей Кончаловский к своей мечте подошёл основательно и осуществил её с достоинством и особым изяществом.

На сегодняшний день довольно сложно приобрести недвижимость на Николиной горе, по предварительной оценке такая недвижимость будет стоить более 260 млн. рублей.

Рассрочка на участки в готовом поселке!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector