Меню Рубрики

Замыкание группы в самой себе

Групповая замкнутость — возведение социальных барьеров и перегородок, ограниче­ние доступа в другую группу либо замыкание группы в самой себе — раздел Социология, Лекции по социологии для угату очное отделение. Спец. Ээнн Вертикальная Мобильность Идет Очень Интенсивно В Молодом, Быстро Развивающемс.

Вертикальная мобильность идет очень интенсивно в молодом, быстро развивающемся обществе (Россия эпохи Петра I и Со­ветская Россия в 20—30-е годы, Россия 90-х XX века) — примеры подобного общества. Потом социальная динамика из страты в страту окостеневает. В Венеции в 13 веке г. слой аристократии был открытым, а в 18 ранги становятся закрытыми. В конце Римской империи все соци­альные страты и группы стали совершенно закрытыми. Королевской знатью в раннефеодальной Европе мог стать любой благодаря своим качествам, а потом аристократия окуклилась.

Когда все места заполняются, класс богачей закрывается от проникновения снизу множеством социальных барьеров. Богатые устраива­ют своих детей в привилегированные школы и университеты, ко­торые стоят дорого, но дают прекрасное образование.

В стабильных обществах — США, Англия, Франции, Герма­нии и некоторых других — высший класс давно уже стал потом­ственным. Накопление богатств началось внутри родственных кланов, создаваемых взаимными браками, несколько столетий назад. В США высший класс сохраняет непрерывность во време­ни с XVIII века и восходит корнями к переселенцам из Северной Ирландии.

В России сейчас очень быстро происходит то же самое – мобильность в верхний класс уменьшается с 1993 г. До того, т.е. в период с 1989 по 1992 г., возмож­ности обогатиться и продвинуться наверх для всех россиян были открытыми, хотя и неравными. Емкость высшего класса объективно ограничена и составляет не более 3—5% чис­ленности населения. Легкость, с какой делались крупные капи­талы в 1989—1992 гг., исчезла. Сегодня, чтобы получить доступ в элиту, необходимы капиталы и возможности, какими большин­ство людей не располагает. Сфера развлечений элиты уже недо­ступна другим категориям. Она включает не только дорогие сало­ны, пансионаты, бары, клубы, но и отдых на мировых курортах.

Средние городские слои еще не сформировались. Но их пополнение зависит от того, как скоро "новые русские" и ру­ководство страны будут оплачивать квалифицированный ум­ственный труд не по прожиточному минимуму, а по его рыноч­ной цене.

Горизонтальная мобильность — эмиграция — выезд за пределы страны на постоянное место жительства или на длительное проживание и иммиграция — въезд в данную страну на постоянное место жительства или на длительное проживание.

Эмиграция возникает там, где ухудшаются условия жизни, су­жаются возможности для вертикальной мобильности.

Для того чтобы люди захотели изменить привычное для них место жительства, необходимы условия, заставляющие их переселиться в другие города, регионы, страны. Эти выталкивание и притяжение.

1. Выталкивание — тяжелыми условиями жизни в родных местах (голод, межнациональными конфликтами, диктатурами, войнами), экономическими кризисами, стихийными бедствиями (землетрясениями, наводнениями и т.п.). При индивидуальной миграции выталкивающей силой может служить неудача в карьере, смерть родственников, одиночество и т.п.

Возведение социальных барьеров и перегородок, ограниче­ние доступа в другую группу либо замыкание группы в самой себе называетсясоциальной клаузулой (social closure). Об этом явле­нии, активно обсуждающемся и в современной социологии, пи­сал еще М. Вебер. Клаузула одновременно обозначает процесс и результат.

В молодом, быстро развивающемся обществе вертикальная мобильность идет очень интенсивно. Россия эпохи Петра I и Со­ветская Россия в 20—30-е годы, Россия эпохи перестройки (90-е годы XX века) — примеры подобного общества. Выходцы из низ­ших классов благодаря счастливым обстоятельствам, трудолю­бию или изворотливости быстро продвигаются наверх. Здесь для них было уготовлено множество вакансий.

Но вот все места заполняются, движение вверх замедляется. Новый класс богачей загораживается от общества множеством социальных барьеров. Попасть в него теперь неимоверно сложно. Социальная группа закрылась.

Читайте также:  Движение электрода при ручной дуговой сварке

В США и Японии в высший класс поднимается только 7—10% рабочих. Дети бизнесменов, политиков, юристов имеют в 5—8 раз больше возможностей следовать за своими отцами, чем это могло быть, если бы общество было совершенно открытым. Чем выше социальный класс, тем труднее и него проникнуть. Богатые устраива­ют своих детей в привилегированные школы и университеты, ко­торые стоят дорого, но дают прекрасное образование.

Хорошее образование — необходимое условие для того, чтобы получить высокопрестижную профессию или должность диплома­та, министра, банкира, профессора. Именно высший класс при­нимает законы, которые выгодны ему и невыгодны другим.

Социальный организм сегодня становится все более непод­вижным и закрытым для перемещений. Высшие должности, ко­торые на раннем этапе являлись выборными, на поздних этапах становятся наследуемыми. В Древнем Египте только на поздних этапах появился строгий обычай наследования официальных постов. В Спарте на самых ранних этапах иностранцы допуска­лись в ранг полнокровных граждан, позднее это стало исключе­нием. В 451 г. до н. э. Перикл ввел закон, по которому привилегия свободного гражданства предоставлялась лишь тем, у кого оба родителя были уроженцами Аттики и свободными (полными) гражданами.

В Венеции в 1296 г. слой аристократии был открытым, а с 1775 г., когда аристократия утратила былое значение, ранги становятся закрытыми. В конце Римской империи все соци­альные страты и группы стали совершенно закрытыми. Ранг королевской знати в раннефеодальной Европе был доступен любому, но впоследствии становится непроницаемым для но­вых людей.

Тенденция к кастовой замкнутости стала проявляться среди буржуазии в Англии после XV века, а во Франции после XII века.

Таким образом, тенденция к. социальной закрытости присуща всем обществам. Она характеризует стабилизацию социальной жизни, переход от раннего к зрелому этапу развития, а также возрастание роли приписываемого статуса и снижение роли дос­тигаемого.

Социальное закрытие высшего класса в России стало наблю­даться уже в 1993 г. До того, т.е. в период с 1989 по 1992 г., возмож­ности обогатиться и продвинуться наверх для всех россиян были открытыми, хотя и неравными. Известно, что емкость высшего класса объективно ограничена и составляет не более 3—5% чис­ленности населения. Легкость, с какой делались крупные капи­талы в 1989—1992 гг., исчезла. Сегодня, чтобы получить доступ в элиту, необходимы капиталы и возможности, какими большин­ство людей не располагает. Происходит как бы закрытие высшего класса, он принимает законы, которые ограничивают доступ в его ряды, создает частные школы, которые затрудняют получе­ние нужного образования. Сфера развлечений элиты уже недо­ступна другим категориям. Она включает не только дорогие сало­ны, пансионаты, бары, клубы, но и отдых на мировых курортах.

Вместе с тем открыт доступ в сельский и городской средний класс. Прослойка фермеров крайне незначительна и не превы­шает 1%. Средние городские слои еще не сформировались. Но их пополнение зависит от того, как скоро "новые русские" и ру­ководство страны будут оплачивать квалифицированный ум­ственный труд не по прожиточному минимуму, а по его рыноч­ной цене.

В стабильных обществах — США, Англия, Франции, Герма­нии и некоторых других — высший класс давно уже стал потом­ственным. Накопление богатств началось внутри родственных кланов, создаваемых взаимными браками, несколько столетий назад. В США высший класс сохраняет непрерывность во време­ни с XVIII века и восходит корнями к переселенцам из Северной Ирландии. Социализация детей в закрытых школах, а затем прак­тика в родительских областях деятельности, корпорациях и ком­паниях обособляют высший класс от остального общества. У него формируются собственная система ценностей, социальных норм, этикет, правила поведения и стиль жизни. Т. Веблен назы­вал его демонстративно-расточительским.

Читайте также:  Демонтаж плитки в ванной цена за метр

В современном российском обществе у высшего класса есть вторая черта — демонстративная роскошь, но нет первой — на­следственности. Но и она начинает активно формироваться бла­годаря закрытию высшей страты.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Возведение социальных барьеров и перегородок, ограничение доступа в другую группу либо замыкание группы в самой себе называется социальной клаузулой. Об этом явлении писал еще Макс Вебер [1] . Активно обсуждается проблема и в современной социологии. Клаузула одновременно обозначает и процесс, и результат.

Под социальной клаузулой, или социальным закрытием группы, М. Вебер понимал ограничение привилегированной группой доступа в свои ряды и улучшение тем самым своих жизненных шансов. Механизмом закрытия становится превращение в эталон, а затем в критерий отбора тех редких качеств, например таланта, компетентности, благородства, достойного происхождения, которыми обладают члены данной группы и которыми не обладают другие. Статусная группа, исповедующая подобные принципы, со временем может выродиться в клику. Вебер указывал, что любая черта, даже придуманная, может использоваться в качестве критерия отбора, основания для идентификации себя с группой или отсеивания из своих рядов аутсайдеров.

Закрытые группы – удел всех стратифицированных обществ, основанных не только на неравенстве доходов, но также на неравенстве доступа в привилегированные группы. Купечество и ремесленники, которые вначале представляли собой открытые группы, со временем стали такими же наследуемыми, как рабство, а позже – дворянство. Иначе говоря, они превращались в разновидность закрытых групп. Классовая борьба, и об этом писал К. Маркс, шла за равенство всех людей перед законом. Согласно Ф. Тённису сословия основаны на общине, а классы – на обществе.

В том случае, если переход между группами: из ремесленников в купцы, из наемных работников в работодатели – не встречал юридических препятствий, городское население, включающее данные группы, следует считать единой стратой. Но иногда подобные препятствия возникали: юридические границы групп, так же как и их права и обязанности, четко фиксировались, а переход оформлялся либо особыми документами, либо специальным разрешением властей. В таком случае эти группы представляли разные сословия. К примеру, специально оформлялся даже переход из производителей в продавцы одежды.

Социальное закрытие, или замыкание, – это действие статусной группы, направленное на защиту и гарантию определенных ресурсов и преимуществ за счет других групп. Там, где появляется много замкнутых групп, где идет процесс ограничения доступа в статусную группу, там растет число страт и субстрат. Примером служит кастовая система, насчитывающая тысячи подобных закрытых образований.

Наиболее яркой формой социального закрытия служит передача имущества по наследству и принцип родословной. Они широко используются в традиционном обществе прежде всего господствующими группами. По мере перехода от традиционного к современному обществу критерии замыкания меняются. Место семейного происхождения занимают конкурсные экзамены, доступ к которым открыт для всех. Тем не менее и сегодня система образования, согласно Веберу, сохраняет функцию селективного инструмента, при помощи которого отбирают новичков и контролируют вхождение в высокопрестижные группы. Диплом об образовании ныне так же эффективен, как прежде цвет кожи и чистота происхождения или религиозная принадлежность. Представители свободных профессий ограничивают доступ в свои ряды не только сертификатом, но также лицензией, выданной государством, необходимостью признания своим кругом, наличием личных знакомств, характеристикой друзей и т.д.

Ярким примером статусной группы у М. Вебера выступает бюрократия, которая, как любая другая коллективность, борется за сохранение внутригрупповых целей и интересов, проявляет солидарные действия с себе подобными. В отличие от партии она не борется за власть и установление своего господства революционным или легитимным, на основе выборов, путем. Бюрократия располагается но всей управленческой пирамиде и незримо контролирует распределение ресурсов. Специальный этос бюрократии заключается в культивировании секретности и профессионального мастерства. Она не является исполнительным комитетом другого класса, но скорее организованной статусной группой [2] . В техническом смысле бюрократия не является классом и нс может на равных с ним участвовать в борьбе за власть. Бюрократия – самая мощная и влиятельная из всех статусных групп. Она контролирует служебную карьеру других, распределение ресурсов общества, не обладая при этом привилегиями собственника и преимуществами рыночной монополии.

Читайте также:  Встроенный холодильник liebherr side by side

Высшие должности, которые на раннем этапе являлись выборными, позднее становятся наследуемыми. В Древнем Египте только на поздних этапах появился строгий обычай наследования официальных постов. В Спарте на самых ранних этапах иностранцы допускались в ранг полнокровных граждан, позднее это стало исключением. В 451 г. до н.э. Перикл ввел закон, по которому привилегия свободного гражданства предоставлялась лишь тем, у кого оба родителя были уроженцами Аттики и свободными (полными) гражданами. В конце Римской империи все социальные страты и группы стали совершенно закрытыми. В раннефеодальной Европе ранг королевской знати был доступен любому, но впоследствии он становится непроницаемым для новых людей. В Венеции в 1296 г. слой аристократии был открытым, а с 1775 г., когда аристократия утратила былое значение, ранги становятся закрытыми. Тенденция к кастовой замкнутости стала проявляться среди буржуазии во Франции после XII, в Англии после XV в.

Современные западные общества характеризуются социологами одновременно как открытые и закрытые социальные структуры. К примеру, Б. Шефер, сравнивший масштабы социальной мобильности в Германии в 1930-е и в 1970-е гг., отметил наряду с фактом высокой вертикальной мобильности также удивительную неизменность, сходство социальной структуры общества в разные исторические эпохи [3] . В США и Японии в высший класс поднимается только 7–10% рабочих. Дети бизнесменов, политиков, юристов имеют в 5–8 раз больше возможностей следовать за своими отцами, чем это могло быть, если бы общество было совершенно открытым. Чем выше социальный класс, тем труднее в него проникнуть. Богатые устраивают своих детей в привилегированные школы и университеты, которые стоят дорого, но дают прекрасное образование. Хорошее образование – необходимое условие для того, чтобы получить высокопрестижную профессию или должность, дипломата, министра, банкира, профессора. Именно высший класс принимает законы, которые выгодны ему и невыгодны другим. Согласно данным исследования Л. Дубермана, в течение целого столетия американская классовая структура сохранялась относительно неизменной [4] . Эмпирические исследования процесса классообразования в Англии свидетельствуют о неподвижности иерархической структуры и ее закрытости [5] . Социальная мобильность населения, подсчитанная в пределах жизни одного или двух поколений, подтверждает жесткую неизменность социальной структуры во Франции, где наблюдается преобладание наследования профессий из поколения в поколение. В современной Франции в период с 1945 по 1975 г. на каждом уровне социальной структуры наблюдалась скорее тенденция к неизменности, чем к изменению: верхний и нижний слои иерархии оставались изолированными [6] . Эти выводы подтверждаются исследованиями социальных биографий Д. Берто, который показал, что лишь небольшая часть служащих повышает свой социальный статус, а 41% детей служащих становятся рабочими [7] .

Таким образом, тенденция к социальной закрытости присуща всем обществам. Она характеризует стабилизацию социальной жизни, переход от раннего к зрелому этапу развития, а также возрастание роли приписываемого и снижение роли достигаемого статуса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector